Callitris и его родственники

Перейти в базу данных

Напомним, что на всем протяжении 20-го века роды, относящиеся к современному семейству кипарисовые в широком смысле (Cupressaceae sensu lato), делили на две группы: (1) cемейство таксодиевые (Taxodiaceae) и (2) семейство кипарисовые в узком смысле (Cupressaceae sensu stricto). В настоящее время доказано, что все это единая ветвь филогенетического древа и делить ее на два семейства категорически неправильно. По современным научным представлениям, единое семейство кипарисовые состоит из 7 подсемейств. 5 из них, относившиеся ранее к таксодиевым – древние, реликтовые. Оставшиеся два подсемейства, относившиеся ранее к кипарисовым в узком смысле, наоборот, относительно молоды и довольно широко распространены. Это подсемейства кипарисовые (Cupressoideae) и каллитрисовые (Callitroideae). Впрочем, по мнению некоторых очень авторитетных ботаников, специалистов по хвойным (например, Farjon, A. (2005). Monograph of Cupressaceae and Sciadopitys. Royal Botanic Gardens, Kew) кипарисовые и каллитрисовые настолько близки, что их вряд ли имеет смысл делить на два подсемейства. Действительно, как мы увидим ниже, морфологические отличия между теми и другими настолько малы, что их одних явно недостаточно для разграничения родов на две группы. Однако морфологическая систематика в современной науке уже окончательно уступила место систематике молекулярной. Последняя же однозначно выступает за разделение двух подсемейств. Когда же произошло это самое разделение?   

Если древнейшее подсемейство куннингамиевые отделилось от основного «ствола» семейства кипарисовых примерно 220 млн. лет назад, то дивергенция подсемейств кипарисовые и каллитрисовые произошла лишь 150 млн. лет назад. Эта дивергенция совпала по времени с распадом древнего суперматерика Пангеи на северные и южные материки. По этой причине подсемейство кипарисовые распространено только в северном, а подсемейство каллитрисовые – только в южном полушарии.

Ареал подсемейства Каллитрисовые. Если мы посмотрим на карту ареала семейства кипарисовые, то увидим, что все регионы, занятые кипарисовыми в южном полушарии – это и есть ареал подсемейства каллитрисовые. Единственное исключение – небольшая область в экваториальной части Восточной Африки, куда по горам с севера заходит можжевельник благородный (Juniperus procera)  

 

Каллитрисовые – это 10 родов и 36 видов. Для хвойных это очень много. Почему же большинство из нас про них даже не слышали? А вот почему: согласно авторитетному научному источнику – (Bannister, P. and G. Neuner. 2001. Frost resistance and the distribution of conifers. P. 3-22 in F.J. Bigras and S.J. Colombo (eds.), Conifer cold hardiness. Dordrecht: Kluwer Academic Publishers) – они устойчивы лишь в зонах USDA on 7-й и выше. При этом устойчивым в 7-зоне считается один-единственный вид – самый южный из хвойных видов - Pilgerodendron uviferum, распространенным на юге Южной Америки вплоть до о Огненная Земля. Еще 5 видов - южноамериканские Austrocedrus chilensis и Fitzroya cupressoides, новозеландские Libocedrus bidwillii и L. plumose, а также тасманийский Diselma archeri – устойчивы от 8-й зоны. Остальные 30 видов – чисто тропические, устойчивые в зонах от 9-й или 10-й, распространенные в Южной Африке, Австралии, Новой Зеландии, Новой Каледонии и Новой Гвинее. Так получилось потому, что на южных материках в умеренных широтах почти нет суши. Там располагается Южный Океан, отделяющий полярную область от субтропической. В этом океане, притом лишь в его самой теплой (северной) части, есть всего несколько полуостровов и островов с мягчайшим океаническим климатом. Это юг Южной Америки, Тасмания и южный остров Новой Зеландии. Поэтому у каллитрисовых, в отличие от кипарисовых, не было возможности адаптироваться даже к климату, характерному для Средней Европы, не говоря уже про российский климат.

К тому же большинство видов каллитрисовых не представляют специального интереса для ландшафтной дендрологии северного полушария, т.к. похожи на кипарисовые по внешнему виду и не имеют какой-то особенной, отличной от кипарисовых декоративности. Их выращивают лишь в субтропических и тропических ботсадах для научных целей. В нашей стране они не рекомендованы даже для черноморского побережья Кавказа: в «Субтропической декоративной дендрологии» Ю.Н.Карпуна (2010) ни один из видов каллитрисовых не упоминается ни разу.    

Каллитрисовые распространены во всех тропических, субтропических и неморальных биомах южного полушария, пожалуй, за исключением двух крайних точек их диапазона: дождевых постоянно-влажных тропических лесов и совершенно безводных пустынь. Единственная общая черта климата в ареале каллитрисовых – это, как уже говорилось выше, отсутствие сколько-нибудь серьезных морозов. И в тропиках, и в субтропиках, и в областях умеренного пояса с мягким океаническим климатом каллистрисовые занимают точно те же самые экологические ниши, что и кипарисовые в северном полушарии. Примечательна высокая устойчивость некоторых видов к засухе. Ареалы этих видов включают области субтропических и тропических полупустынь.

Среди каллитрисовых налицо большое разнообразие жизненных форм: есть и огромные (до 50 м) деревья и небольшие (2-3 м) кустовидные деревца. Каллитрисовые – деревья с супротивным (opposite) или мутовчатым (whorled) филлотаксисом на зрелых (adult) побегах. Этим они и подсемейство кипарисовые принципиально отличаются от остальных подсемейств семейства кипарисовые. Зрелые листья, как правило, редуцированы до прижатых чешуй. Все каллитрисовые – однодомные растения. Микроспорофиллы в микростробилах и чешуи в шишках мутовчатые, расположены крест накрест. Самые верхние чешуи в шишках – фертильны. Это пожалуй единственное сколько-нибудь заметное морфологическое отличие от подсемейства кипарисовых, у которых самые верхние чешуи в шишках – стерильны. Отличие, конечно, смешное. Но тут уж ничего не поделаешь: других просто нет.

Филогенетическое древо каллитрисовых, построенное на основе молекулярно-биологических исследований и калиброванное по окаменелостям (Mao, K., Milne, R. I., Zhang, L., Peng, Y., Liu, J., Thomas, P., Mill, R. R. and S. S. Renner. (2012). Distribution of living Cupressaceae reflects the breakup of Pangea. Proceedings of the National Academy, USA 109(20): 7793-7798). Общие предки каллитрисовых и кипарисовых в ископаемом виде были найдены в Америке: и Северной, и Южной. После распада Пангеи (на рисунке это оранжевая вертикальная полоса) каллитрисовые расселились по всем Южным Материкам. Красная вертикальная линия – это рубеж мезозоя и кайнозоя (66 млн. лет назад). Как видите, в филогенетическом древе каллитрисовых – 5 основных ветвей. Все они образовались еще в мезозое. Три ветви – относительно древние, реликтовые (Papuacedrus с Новой Гвинеи, Austrocedrus с юга Южной Америки, Pilgerodendron оттуда же + Libocedrus с Новой Каледонии и Новой Зеландии). Из этих 4 родов лишь Libocedrus представлен 5 видами, остальные роды монотипные. Еще две ветви – относительно молодые, более или менее процветающие. Это 6 родов и 28 видов, распространенные по всем трем южным материкам.

Как уже было сказано выше, каллитрисовые представляют очень ограниченный интерес для России. Поэтому нам не хотелось бы уделять им много внимания. Но и совсем без внимания их тоже оставлять не хотелось бы. Поэтому мы попробуем сказать о каждом всего несколько слов. А двигаться будем от древних родов к относительно молодым.

Древнейший род каллитрисовых представлен единственным видом Papuacedrus papuana. Правда, есть точка зрения, что видов папуацедруса – не меньше трех. Но мы будем следовать крупнейшему знатоку новогвинейской флоры (Van Royen, P. 1979. The alpine flora of New Guinea. Germany: J. Kramer), который считал, что это всего лишь внутривидовая экологическая изменчивость. Слово cedrus в латинских и слово ceder в английских названиях каллитрисовых и кипарисовых употребляется довольно часто. Спрашивается, какое отношение имеют они к роду Cedrus из семейства Pinaceae? Точно такое же, как и российские 5-хвойные сосны, которые русские называют кедрами. А именно – НИКАКОГО. Географические открытия европейцев происходили в те времена, когда самой читаемой и широко известной в устных преданиях книгой была Библия, в которой многократно говорится о дереве, называемом cedrus (ceder). Ясно, что сколько-нибудь вразумительного ботанического описания этого растения там нет. Из его свойств упоминаются лишь величественный внешний вид, приятный смолистый запах и относительно мягкая древесина с розовым оттенком. Вполне естественно, что русские назвали кедром новое и ранее совершенно незнакомое им дерево, обладающее комплексом перечисленных свойств. В этом проявилась общая закономерность формирования ботанической номенклатуры. Европейская дендрофлора относительно бедна. При освоении и исследовании нашей планеты европейцы столкнулись с необходимостью называния все новых и новых растений. Русская колонизация развивалась в сторону Сибири, где дендрофлора также не особенно богата. Поэтому в русском языке появилось всего три вида растений с "кедровыми" названиями (кедр сибирский, кедр корейский, кедровый стланик), причем, все три обладателя таких названий оказались более или менее близкими родственниками. Английской колонизацией был охвачен, в сущности, весь остальной мир, в том числе многие районы с очень богатыми и оригинальными дендрофлорами. Результат налицо: в современном английском языке много видов имеют в своем латинском названии элемент cedrus, а в английском названии - слово "cedar". Больше всего таких видов в семействе кипарисовые. Впрочем, вернемся к нашему Papuacedrus papuana. В его названии 2 раза употреблен корень papua, что обозначает принадлежность рода к Папуа – Новой Гвинее. Действительно, вид в настоящее время распространен только на этом тропическом острове и некоторых мелких прилегающих островках. В позднем мезозое он был распространен значительно шире: фоссилии найдены в Южной Америке и даже в Антарктиде. Современный Papuacedrus встречается в очень широком диапазоне растительных сообществ на высотах от 800 до 3800 м (верхняя граница древесной растительности). Это очень крупное дерево высотой до 50 м с раскидистой кроной и красноватой чешуйчатой корой. Как и большинство тропических растений, устойчив от 10-й зоны USDA.

Листья папуацедруса располагаются супротивно, крест накрест. Веточки же совершенно плоские, как у туи. Поэтому листья - двух типов: боковые более крупные, срединные - намного короче. Они хорошо видны на фотографии (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

 

 

Второй древнейший монотипный род распространен на юге Южной Америки, что явствует уже из его названия - Austrocedrus chilensis. Он распространен в широком диапазоне широты: от 32 до 43 градуса. Это области с высокой влажностью воздуха, где австроцедрус предпочитает хорошо дренированные минеральные или органические почвы. При этом он часто выходит на верхнюю границу древесной растительности в горах. Это небольшое (до 20 м) вечнозеленое светолюбивое дерево с широкопирамидальной кроной в высокогорье нередко превращается в кустовидное деревце или даже стланец (см. фото). Горы расположены в субтропическом поясе. Там часто лежит снег, но сколько-нибудь серьезных морозов не бывает. Поэтому австроцедрус устойчив лишь от 8-й зоны USDA. По морфологии побегов похож на папуацедрус. В шишках всего 4 деревянистых чешуи (ссылка на источник фотографии)

Род Pilgerodendron также представлен единственным видом P. uviferum. Род назван в честь крупнейшего немецкого ботаника первой половины 20-го века Пильгера (Robert Knud Friedrich Pilger), автора многих важных работ по систематике и таксономии хвойных.

Pilgerodendron uviferum распространён вплоть до 55° ю. ш., что делает его самым южным хвойным растением мира. Одновременно это самый морозоустойчивый вид каллитрисовых: от 7-й зоны USDA. Поэтому расскажем о нем чуть подробнее (ссылка на источник фотографии)

Пильгеродендрон встречается в дождевых смешанных лесах умеренного пояса (на севере ареала) и субполярных магеллановых лесах (на юге реала). Последние являются самыми южными лесами на нашей планете (пильгеродендрон – дерево с узкой темной кроной в левой части снимка). Климат там просто уникальный: средняя температура самого теплого месяца +10, холодного – 0. Годовое количество осадков на западных склонах гор – 4 000 мм. Зимой, а иногда и летом, они выпадают в виде мокрого снега. Все это обычно сопровождается очень сильными ветрами. Главным компонентом этих необычных лесов, наряду с видами нотофагуса, как раз и является пильгеродендрон. В северном полушарии аналогичный климат есть, пожалуй, только на Тихоокеанском побережье севера Британской Колумбии и юга Аляски. Только там и можно встретить посадки пильгеродендрона (ссылка на источник фотографии)     

В ветровой тени на восточном склоне гор даже на равнинах Патагонии пильгеродендрон занимает болотные экотопы. Он спокойно относится к кислому органическому субстрату (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

 

 

 

 

В зависимости от конкретных условий пильгеродендроны могут быть и довольно высокими (до 25 м, на севернее ареала, фото) и совсем низкими стелющимися (на юге) деревьями. У деревьев коническая в молодости и нерегулярная в зрелости крона. Растет пильгеродендрон медленно. Высокоустойчивая к гниению смолистая древесина до сих пор используется как материал для балок, а также в мебельном производстве. Запасы древесины сильно истощены, экспорт ее запрещен (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

 

 

 

 

 

Листья пильгеродендрона мелкие, чешуевидные, мономорфные. Побеги благодаря четырехрядному расположению листьев четырехгранные. Шишки яйцевидные, длиной 8-12 мм, состоят из четырех деревянистых чешуй, при созревании створчато расходящихся. Две из чешуй стерильны, а две другие содержат по 2 семени 3-4 мм длиной (ссылка на источник фотографии)

Род Libocedrus во времена морфологической систематики проставлял из себя настоящую помойку. Сюда относили все непонятное: нынешние роды Papuacedrus, Austrocedrus, Pilgerodendron и даже североамериканский Calocedrus. По-английски все это называлось «Incense cedar – ладанный кедр». Эта путаница до сих пор не распутана в научно-популярной литературе, тем более, на садовых сайтах. Современная молекулярная систематика оставила в этом роде лишь пять реально родственных видов: 3 в Новой Каледонии (L. austro-caledonica, L. chevalieri, L. yateensis) и 2 в Новой Зеландии (L. bidwillii, L. plumosa). Их английское название «teardrop cedar – слезно-капельный кедр (очевидно, имеются в виду капли смолы). Это буквальный перевод латинского названия (от греческого libas – капля или слеза). Два новозеландских вида иногда называют также New Zealand cedars. Виды из Новой Зеландии устойчивы от 8-зоны USDA, виды из Новой Каледонии – от 10-й. Значит, первые пригодны лишь для океанического умеренного климата (крайний запад и юг Европы, вторые – для субтропиков и тропиков.

Либоцедрусы – деревья: от высоких лесообразующих (20-25 м, виды из Новой Зеландии) до невысоких кустовидных (3-8 м, виды из Новой Каледонии). Кора на стволе тонкая, отслаивается длинными продольными лентами. На снимке новозеландский L. bidwillii – довольно серьезное дерево до 20 м высотой (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Веточка новозеландского Libocedrus plumosa. Ветвление двурядное, поэтому локальные системы ветвления более или менее плоские. Почки возобновления – без специальных почечных чешуй (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Зрелая шишка Libocedrus plumosa. Она типичная для рода и всего подсемейства. Чешуи – единые. Они образовались от срастания кроющей чешуи с семенной. В данном случае это хорошо заметно: семенная чешуя шире и короче, кроющая – уже и длиннее. Чешуй совсем мало. Как правило, их всего четыре или шесть (как в данном случае). Они супротивные, расположены крест накрест. Размер и функциональность чешуй увеличиваются однонаправлено от первых (нижних) к последним (верхним). Первые (нижние) чешуи обычно мелкие и стерильные, без семян. Чешуи последней (верхней) пары, наоборот, крупные, фертильные, с семенами. Фертильность последней пары чешуй – единственное стабильное морфологическое отличие подсемейства каллитрисовые от подсемейства кипарисовые. Семена у либоцедрусов мелкие, плоские, с двумя асимметричными крыльями (ссылка на источник фотографии)

Два близких рода – Diselma и Fitzroya – распространены на противоположных сторонах планеты (о. Тасмания и юг Южной Америки, соответственно) и совершенно не похожи друг на друга. Об их близком родстве можно догадаться лишь по строению генеративных органов и структуре ДНК. Оба рода – монотипные, содержат по одному виду. Оба вида живут в умеренном поясе, но в его откровенно океанической части. Они устойчивы от 8-й зоны USDA, т.е. не пригодны для выращивания даже в Средней Европе, не говоря уже про Россию.

Diselma archeri названа так из-за строения шишек: от греческих слов di – две и selma – верхние. У этого вида, как и у большинства каллитрисовых, хорошо развиты лишь две верхние чешуи в шишках. William Archer (1820-1874) был «первоописателем» этого вида. Дизельма обитает на западном побережье Тасмании, где живописными группами покрывает горные склоны или растет в подлеске влажных лесов на высоте 900-1200 м над уровнем моря. Это невысокое кустовидное деревце до 5 м высотой с мелкими, чешуевидными плотно прижатыми к ветвям листьями  (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

 

 

Fitzroya cupressoides названа в честь Роберта Фицроя – капитана знаменитого корабля «Бигль», на котором совершил свое кругосветное плавание Чарльз Дарвин. Последний, собственно, и ввел это название. Видовой эпитет cupressoides говорит сам за себя: ее побеги очень похожи на кипарисовые (см. фото). Английское название - Patagonian cypress. Фицройя распространена на Тихоокеанском побережье Южной Америки, между 41 и 43° ю. ш., главным образом, в Чили и Аргентине. Ареал совсем маленький, явно реликтовый (ссылка на источник фотографии)

Фицройя встречается исключительно в нижнем поясе гор: от 300 до 1000 м над уровнем моря. Это биом высокоствольных смешанных дождевых (туманных) лесов умеренного пояса. Этот биом имеет собственное название – Вальдивские леса (от названия расположенного здесь города). Средняя температура самого теплого месяца 13-16, самого холодного 2-4°С. Сумма осадков – до 4 000 мм. Лесные пожары природного происхождения тут бывают нечасто. Поэтому много настоящих климаксовых лесов, к жизни в которых как раз и адаптирована фицройя. Она возобновляется в «окнах» древостоя, образовавшихся после гибели крупных деревьев. По требуемым климатическим условиям фицройя больше похожа на секвойю, чем на секвойядендрон. Климатический аналог в северном полушарии – прибрежные леса Орегона и Северной Калифорнии (ссылка на источник фотографии)

 

 

Фицройя - крупное толстоствольное дерево с относительно тонкими ветвями, образующими ажурную крону. По монументальности она сильно напоминает секвойядендрон. Примерно до середины 20-го века велась интенсивная заготовка древесины Фицройи, что привело этот вид на грань исчезновения. Особенно сильно пострадали лесные массивы расположенные в прибрежных низинах. В Чили с 1977 года запрещена промышленная рубка этого вида, запрещено даже использование древесины погибших деревьев (ссылка на источник фотографии)

Официальный рекорд принадлежит дереву, расположенному близ Puerto Sagrario, национальный парк «Los Alerces». Его высота 57 м, диаметр ствола 2,20 м, возраст 2 600 лет. Скорее всего, это самое высокое дерево Южной Америки. В Чили есть дерево с диаметром ствола 4,26 м. Так же в Чили в 1993 г. по числу реальных годичных колец был установлен рекордный возраст одного из деревьев фицройи - 3 622 лет. Из доказанных это второй результат после Pinus longeva. Интересно, что фицройя является тетраплоидом. Это большая редкость среди хвойных. В ее клетках не двойной (22), как у всех остальных каллитрисовых, а четверной (44) набор хромосом (ссылка на источник фотографии)

Widdringtonia – единственный африканский род каллитрисовых. Отсюда его английское название - African cypress. Род состоит из 4 видов, распространенных в относительно влажных горных лесах Южной и Юго-Восточной Африки. Все они – чисто тропические растения, устойчивы лишь в зонах от 9-й или 10-й. В СССР (Сухуми) была попытка их интродукции. Но даже в этом очень субтропическом месте все растения погибли в одну из зим, когда температура воздуха упала до -9°С. Виды отличаются по устойчивости к пожарам (Farjon, Aljos. 2005. A monograph of Cupressaceae and Sciadopitys. Royal Botanic Gardens, Kew). Самый обычный вид, W. nodiflora, сильно повреждается пожарами, но легко дает поросль после этого и быстро восстанавливается. W. whytei встречается реже. Он имеет толстую кору, защищающую от огня. Поэтому он устойчив к пожарам низкой и средней интенсивности.

Еще два вида, W. cedarburgensis и W. schwarzii (на снимке именно она), не устойчивы к пожарам. Поэтому живут, в основном, там, где пожаров нет: на каменистых бесплодных почвах (ссылка на источник фотографии)

Виддрингтонии - это деревья или деревца от 5 до 20 м высотой (W. whytei – до 40), иногда кустарники с густыми пышными кронами из восходящих ветвей. На снимке W. cedarburgensis в жизненной форме деревца на верхней границе древесной растительности в горах. Листья этих растений мелкие, чешуевидные, на удлиненных побегах (ссылка на источник фотографии)

Шишки видрингтонии, в данном случае, это W. nodiflora, яйцевидные или шаровидные, деревянистые, при созревании широко створчато раскрываются. Семена яйцевидные, с двумя кожистыми крыльями (ссылка на источник фотографии)

У нас остались нерассмотренными три рода: монтипный Neocallitroposis с Новой Каледонии, Actinostrobus с тремя видами из Юго-Западной Австралии и австралийский Callitris, в котором 18 видов – ровно половина от общего числа видов в подсемействе. Тут надо сказать, что подразделение этой группы видов на три рода – пережиток морфологической систематики. Если же обратиться к молекулярной систематике (см. рисунок в начале настоящей статьи), то мы увидим, что все это единая филогенетическая система. Многие виды каллитриса в ней располагаются дальше друг от друга, чем от актиностробуса и неокаллитропсиса. Два последних рода, скорее всего, скоро присоединят к роду каллитрис. Пока этого не случилось, рассмотрим их отдельно.

Callitris glaucophylla на юго-востоке Австралии. В этих аридных областях обитает большая часть видов каллитриса. Это мелкие, среднего размера или крупные деревья от 5 до 25 м высотой (C. macleayana до 50 м). Они произрастают на плоскогорьях и равнинах, на прибрежных холмах и по берегам рек, поднимаясь в горы до 1500 м над уровнем моря. Одни виды каллитриса образуют чистые насаждения, другие растут совместно с ксерофильными эвкалиптами и акациями. Каллитрис распространен в двух основных биомах: в тропических лесостепях (саваннах) и в субтропических редкостойных ксерофитных лесах. Там знойное очень сухое лето и мягкая теплая зима. Это примерно те же самые экологические ниши, которая в северном полушарии заняты кипарисами и можжевельниками. Правда, несколько видов каллитриса встречаются и в дождевых лесах на севере Австралии. Виды каллитриса устойчивы лишь от 9-й или даже 10-й зоны USDA. Значит, в России это сугубо оранжерейные растения (ссылка на источник фотографии)

 

Веточки Callitris columellaris. У всех каллитрисов чешуйчатые, более или менее прижатые к стеблю. Они расположены мутовками по 3 шт. Угол между листьями в мутовке – 120 градусов. В каждой следующей мутовке листья сдвигаются по отношению к предыдущей ровно на 60 градусов. Получается 6-радное расположение листьев на побеге (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

 

 

 

 

Callitris muelleri: веточки с микростробилами. Как видите, листья практически рудиментарные, едва выраженные и тесно прижатые к оси побега. Микростробилы небольшие, 3-6 мм длиной, и находятся на кончиках мелких веточек: терминальный + несколько латеральных (ссылка на источник фотографии)

Шишка Callitris amuelleri. Как и у всех видов этого рода, шишки шаровидные, некрупные (1-3 см), созревают за 18-20 месяцев. Интересная особенность – полное отсутствие стерильных чешуй в основании шишки. Фертильных чешуй всегда 6 (2 мутовки по 3 шт.). При этом чешуи первой мутовки относительно узкие, второй – относительно широкие. К каждой чешуе прикреплено несколько семян. Сколько их было, легко определить по числу светлых пятен на чешуе (ссылка на источник фотографии)

 

 

В Австралии виды каллитриса считаются хозяйственно-ценными. Среди них выделяется каллитрис Маклея (С. macleyana). Это гигантское дерево, самое крупное из всех каллитрисов. У него конусовидная крона и волокнистая кора. На родине это дерево более всего ценится из-за своей твердой, прямослойной, душистой древесины. Древесина особенно ценна своей высокой устойчивостью к повреждению термитами, столь многочисленными в Австралии (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

 

 

 

 

 

В Юго-Западной Австралии, на прибрежных засоленных песчаных равнинах обитают 3 вида актиностробуса (Actinostrobus). Климат здесь субтропический, средиземноморского типа: жаркое сухое лето и влажная прохладная зима. Соответствующая растительность: жестколистная, ксерофитная. Актиностробусы - неприхотливые, сильно ветвистые деревца с мелкими жесткими чешуевидными листьями. Они легко выносят и многомесячную иссушающую жару, и жестокие пыльные бури, и внезапные бурные ливни, сопровождающиеся наводнениями. Мощные корни актиностробусов закрепляют песчаную почву побережий, сохраняя ее от размывов и выдувания (ссылка на источник фотографии)

Шишка Actinostrobus pyramidalis. Именно она и дала название роду. Греческое слово «aktinos» означает «луч». Шишка в горизонтальной проекции, действительно, похожа на звезду с 6 лучами. Шесть совершенно одинаковых чешуй кажутся расположенными в одной мутовке. Но это иллюзия. На самом деле, это две мутовки по 3 чешуи. Здесь же хорошо заметно, что в основании шишки есть 2 или 3 мутовки мелких стерильных чешуй. Это главное отличие актиностробуса от каллитриса, у которого таких чешуй нет: все чешуи фертильные, но не равные по размеру. Шишки актиностробуса просто так не раскрываются. Раскрывание шишек и освобождение семян происходит только после воздействия высокой температурой при пожаре (ссылка на источник фотографии)

К каллитрису близок неокаллитропсис (Neocallitropsis). Его единственный вид - неокаллитропсис араукариевидный (N. araucarioides) - можно встретить только на острове Новая Каледония во влажных хвойных лесах. Это невысокое дерево с серой твердой корой и конусовидной кроной. Тонкие ветви неокаллитропсиса, похожие на побеги араукарии, несут мелкие жесткие изогнутые чешуевидные листья, расположенные восемью правильными рядами. По этой причине его и выделили когда-то в отдельный род (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

 

Автор  С.Н.Горошкевич

Комментарии

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
НОВОСТИ
Мужской апомиксис и суррогатное материнство у Cupressus dupreziana
Новая большая статья про дендроарт: история, терминология
Адаптивная эпигенетическая память открывает новые возможности в интродукции хвойных
Новый рекорд продолжительности жизни у хвойных
ООО "САДиК" - генеральный спонсор Российского общества селекции и интродукции хвойных
БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ
Главная      ::      Тематические рубрики      ::      Таксономические рубрики      ::      База данных      ::      Вопросы      ::      Форум      ::      Регистрация
Российское общество селекции и интродукции хвойных © 2015г
Разработка сайта: Almeria