Callitropsis, Xanthocyparis

Перейти в базу данных

Callitropsis, Xantocyparis. Большая часть профессионалов в области выращивания и использования хвойных, не говоря уже про любителей, боюсь, даже и не слышала таких слов. Потому, что Callitropsis до самого последнего времени называли Chamaecyparis nootkatensis, а Xantocyparis и вовсе открыли только в 1999 г. Как так вышло и почему два этих рода-антипода (они живут буквально на противоположных сторонах планеты) оказались у нас на одной странице – это длинная и сложная история. Однако никуда нам от нее не деться. Поэтому приступим с божьей помощью.    

Представления о родстве и, соответственно, систематике кипарисовых сильно изменились за последние 15-20 лет после изобретения молекулярных (структура ДНК) методов анализа биологического разнообразия. В старой и доброй «Жизни растений», в ее 4-м томе (1978 г.), к трибе кипарисовые (Cupresseae) были отнесены всего три рода - Cupressus, Chamaecyparis и Fokienia. Современная наука показала вот что: (1) эти три рода не образуют единой ветви на филогенетическом древе; (2) они не так уж и близки между собой, чтобы объединять их в трибу; (3) на самом деле в этой части подсемейства кипарисовые (от кипарисовика и далее) родов (как самостоятельных филогенетических ветвей) отнюдь не три, а гораздо больше. Теперь у нас пойдут разные научные подробности. Кому они не интересны, могут смело пропустить этот кусок текста. Для остальных продолжу, старясь по возможности не углубляться без нужды в темные филогенетические дебри.

Начнем с Chamaecyparis nootkatensis, который большинству любителей хвойных известен как Chamaecyparis nootkatensis (кипарисовик нутканский). Это вид с крайнего северо-запада Северной Америки. Он имеет на редкость сложную таксономическую историю. Попробую изложить ее максимально кратко и без полного библиографического описания всех источников. Вид был впервые описан в роде Cupressus (Don, 1824). Тогда это было нормально: ведь незадолго до этого К. Линней относил к Cupressus даже нынешний Taxodium. Потом его перевели в новый, только что описанный, род Chamaecyparis (Spach, 1842). Чуть позже из-за необычной конфигурации шишек Örsted (1865) выделил этот вид в новый отдельный монотипный род Callitropsis. Но ботаническая общественность это не одобрила, и вид продолжали считать кипарисовиком. Постепенно накапливались морфологические, анатомические, эмбриологические данные, показывающие, что если это и кипарисовик, то какой-то совсем уж необычный.

К тому же, в культуре обнаружились спонтанные гибриды между C. nootkatensis и некоторыми американскими видами Cupressus (Jackson A. B., W. Dallimore. 1926. A new hybrid conifer. Kew Bulletin of Miscellaneous Information. 3: 113-115). Один из таких гибридов × Cupressocyparis leylandii (Cupressus macrocarpa × Chamaecyparis nootkatensis) широко культивируется до сих пор как декоративное растение. Более того, этот гибрид оказался фертильным! От него были получены гибриды следующих поколений. Не так давно стало известно о других подобных случаях. Вот в этой книге - Eckenwalder, James E. 2009. Conifers of the World. Portland, OR: Timber Press – сообщено о гибридизации C. nootkatensis с C. glabra и C. lusitanica. Между тем, о гибридизации с C. nootkatensis с другими кипарисовиками никаких данных как не было, так и нет. Что же это за кипарисовик, если он репродуктивно несовместим с другими кипарисовиками, но совместим с американскими видами Cupressus?

Ботаники стали подумывать о том, чтобы переместить этот вид обратно к кипарисам. Исследования хлоропластной ДНК показали, что два рода (Cupressus и Chamaecyparis) не очень-то и близки, а если выбирать между двумя вариантами, то C. nootkatensis, действительно, логичней отнести к кипарисам, нежели к кипарисовикам (Gadek P. A., D. L. Alpers, M. M. Heslewood, C. J. Quinn. 2000. Relationships within Cupressaceae sensu lato: a combined morphological and molecular approach. American Journal of Botany 87: 1044-1057). Казалось бы, круг замкнулся: спустя без малого 200 лет вид вернулся туда, откуда началась его ботаническая жизнь. Но наука не была бы наукой, если бы на этом успокоилась.

В 1999 г. в Северном Вьетнаме во влажных карстовых лесах был открыт новый вид хвойных. Первыми его обнаружили вьетнамские лесоводы Le Van Cham и Vu Van Can. Они описали новый вид как Thuja quanbaensis. Публикация была на вьетнамском языке и не соответствовала международным ботаническим стандартам. Через две недели после этого трое исследователей, участники международной экспедиции, независимо от вьетнамских авторов «переоткрыли» этот вид. Среди них, между прочим, был и наш, русский человек Л.В.Аверьянов, сотрудник Ботанического института РАН, Санкт-Петербург. На основе собранных гербарных образцов вьетнамские ботаники N.T. Hiep и P.K. Loc первыми поняли, что никакая это не туя. По морфологическим признакам новый вид явно относился к семейству Cupressaceae, подсемейству Cupressoideae. Но отнести его какому-то из известных родов оказалось затруднительно.

Вскоре (2001-2002 гг.) были организованы две специальные экспедиция под руководством D.K. Harder (Missouri Botanical Garden, USA). Собранный гербарий дошел до Dr. A. Farjon (Royal Botanic Garden, Kew, Great Britain), крупнейшего специалиста по хвойным, который впервые осуществил корректное ботаническое нового вида, обозначил его как новый род, а также предложил название - Xanthocyparis  vietnamensis (Farjon A., N. T. Hiep, D. K. Harder, P. K. Loc, L. Averyanov. 2002. A new genus and species in the Cupressaceae (Coniferales) from northern Vietnam, Xanthocyparis vietnamensis. Novon. 12: 179-189). После тщательного анализа 54 морфологических признаков оказалось, что ближайшим родственником нового вида оказался… Кто бы вы думали? Правильно! Наш многострадальный C. nootkatensis

Тем временем в систематике кипарисовых назревала молекуляно-генетическая революция. Ее начало было положено вот этой публикацией: Little, D.P. 2006. Evolution and circumscription of the true cypresses (Cupressaceae: Cupressus). Systematic Botany 31(3): 461-480. На основе анализа ДНК автор получил неожиданные результаты (см. рисунок). Оказалось, что евроазиатские (Old World) и американские (New World) виды старого рода Cupressus разделились давным-давно и представляют собой явно самостоятельные филогенетические ветви. При этом огромный род Juniperus (можжевельник, на рисунке он обозначен как J. spp.) отделился от евроазиатской ветви уже после этого события. Американская ветвь тоже дала боковую веточку, пусть и не такую мощную. К ней как раз и принадлежали наши Callitropsis nootkatensis и Xanthocyparis  vietnamensis (на этом рисунке они представлены очень близкими, поэтому оба обозначены буквой X., т.е. отнесены к роду Xanthocyparis).  

Современные представления о филогении и систематике подсемейства кипарисовые приведены на рисунке. Это результаты большого молекулярно-биологического исследования, калиброванного по окаменелостям (Mao, K., Milne, R. I., Zhang, L., Peng, Y., Liu, J., Thomas, P., Mill, R. R. and S. S. Renner. (2012). Distribution of living Cupressaceae reflects the breakup of Pangea. Proceedings of the National Academy, USA 109(20): 7793-7798). Шкала внизу – миллионы лет назад, ноль – наше время. Оранжевая полоса слева – это время, когда единый праматерик, Пангея, раскололась на северную (Лавразия) и южную (Гондвана) половинки. Предки современного подсемейства каллитрисовые остались на юге, а предки современного подсемейства кипарисовые - на севере. Красная вертикальная линия – граница мезозоя и кайнозоя, время окончательного вымирания динозавров.

На схеме видно, что самая древняя ветвь – это Thuja + Thujopsis. Следующая – Chamaecyparis + Fokienia. Следующая – Calocedrus + Tetraclinis + Platycladus + Microbiota. Следующая ветвь, четвертая по возрасту, включает всего один род Cupressus (кипарис). Обратите внимание, что к слову Cupressus на рисунке добавлены еще два слова – sensu stricto, что по-латыни означает «в узком смысле». Это совсем не тот род Cupressus, о котором говорится в «Жизни растений» (1978 г.), а лишь его евроазиатская половина. Следующая развилка филогенетического древа кипарисовых – последняя. Это, с одной стороны, род Hesperocyparis - американские виды прежнего большого рода Cupressus + два монотипных рода, которые мы обсуждаем сейчас (Callitropsis и Xantocyparis). С другой стороны, это огромный род Juniperus (на рисунке не показан). О нем мы поговорим в свое время и в своем месте.

Сторонники традиционной, морфологической систематики, не перевелись еще и в наше время. К ним относится, например, крупнейший специалист по хвойным Aljos Farjon. Во втором издании своей книги (A handbook of the world's conifers. 2 vol. Leiden, Boston: Brill, 2017. 1154 p.) он не признает род Hesperocyparis, а все его виды продолжает рассматривать в составе рода Cupressus. Оба обсуждаемых сейчас рода он также объединяет в один род Xantocyparis. Мотивация – полное отсутствие системных морфологических различий между евроазиатскими американскими видами. Кстати, этот единый род из двух видов у Aljos Farjon потому и получил такое название, что новый вьетнамский вид был в нем объединен со старым американским, английское название которого «Yellow Cypress». В переводе на латынь получается Xantocyparis.

Это были две крайних точки зрения: одна идет от традиционной морфологии, другая – от современной молекулярной биологии. Компромиссный вариант используется на очень серьезном научном сайте The Gymnosperm Database, где род Juniperus считается самостоятельным, а всё остальное относится к роду Cupressus sensu lato, состоящему из четырех подродов:  Cupressus sensu stricto, Hesperocyparis, Callitropsis и Xanthocyparis. Это весьма «политично». Но вот насколько это правильно?

Мы как люди, сочувствующие прогрессу и не чуждые молекулярной биологии, будем в дальнейшем ориентироваться всё-таки на ее достижения, и все самостоятельные ветви филогенетического древа рассмотрим в качестве самостоятельных родов. Спасибо тем, кто нашел в себе силы прочитать этот сложный для понимания фрагмент текста. Ну а мы перейдем-таки к более понятной и интересной информации о монотипных родах Callitropsis и Xanthocyparis. Да, именно так мы будем их называть. Xanthocyparis назвали так его упоминавшиеся выше первоописатели в 2001 г. Ну а родовое имя Callitropsis существует в науке уже 150 лет (Örsted, 1865). Значит, это его корректное, легитимное название.

Древние роды подсемейства Cupressaceae считаются пусть и не вымирающими, но реликтовыми. Их лучшие времена остались в прошлом. Они возникли и сформировались в относительно стандартных условиях мягкого (не холодного и не сухого) мезозойского климата. В таком климате все они живут и сейчас. Молодые роды сформировались в условиях более жесткого кайнозойского климата. Поэтому они адаптированы, в основном, к сухому (Cupressus, Hesperocyparis, большая часть Juniperus) или холодному (некоторые виды Juniperus) климату. Как выглядят в этой системе координат наши Callitropsis и Xantocyparis? Попробуем в этом разобраться. Начнем с того, что они оооочень разные.

Ареал Xanthocyparis vietnamensis размещается на границе Вьетнама и Китая, с вьетнамской стороны. Он «микроскопический»: 10 км с севера на юг и 3-4 км с запада на восток. В общей сложности это не более 25 кв. км. Именно такую площадь занимает известковое (карстовое) плато (от 800 до 2000 м над уровнем моря) с весьма специфическими почвенными условиями. Это, в сущности, точка на карте, расположенная на широте 22°30’. Источник рисунка - Averyanov L.V., N.T. Hiep, D.K. Harder, P.K. Loc. 2002. The history of discovery and natural habitats of Xanthocyparis vietnamensis (Cupressaceae). Turczaninowia. 5: 31-39.

 

 

 

 

 

 

Ареал Callitropsis nootkatensis, наоборот, достаточно обширный, особенно если измерять его в градусах широты (30!!!): от 32-го до 62-го. Ареал Callitropsis точно совпадает с границами «мокрого угла» Северной Америки, где круглый год абсолютно преобладает западный перенос воздушных масс с океана на сушу. Поэтому климат очень мягкий и очень влажный. Callitropsis распространен только в прохладном (не теплом и не холодном) климате. На крайнем севере ареала он есть только в очень узкой прибрежной полосе, на юге (Вашингтон, Орегон), наоборот, только в горах. Поэтому при очень большой протяженности ареала с севера на юг климатическое разнообразие не так уж велико. Годовая сумма осадков варьирует от 1000 до 3000 мм, средняя январская температура от -10 до +3°С, средняя июльская – от +8 до +19°С. Абсолютный минимум январской температуры – до - 35°С. (ссылка на источник рисунка)

Получается, что ареал Xanthocyparis относится к тропическому поясу (пусть и на его границе с поясом субтропическим), а ареал Callitropsis – к биомам бореальных и неморальных лесов умеренного пояса. Реальные различия в климате между двумя ареалами, конечно, большие, хотя и несколько меньше, чем это можно было бы предположить, исходя из широты мест.

Климат Северного Вьетнама, где живет Xanthocyparis, тропический муссонный. Но это на уровне моря. Хвойные же леса с ксантоципарисом находятся на высоте 1000-1300 м над уровнем моря. По климату это уже субтропики. Зима относительно сухая со средней температурой января +10-12°С. Изредка случается снижение температуры до слабых отрицательных значений. Минимальная зафиксированная температура -3,6°С (на высоте 957 м над уровнем моря, где расположена метеостанция). Лето (теплый и влажный сезон) продолжается с апреля по октябрь. Средняя температура июля +22-26°С. Средняя годовая сумма осадков 1800-2400 мм.

Таким образом, климатические потребности двух сравниваемых родов-видов, совершенно разные. Если охарактеризовать их по-простому, в зонах USDA, то получится, что у Callitropsis это зона 5 (Bannister, P. and G. Neuner. 2001. Frost resistance and the distribution of conifers. P. 3-22 in F.J. Bigras and S.J. Colombo (eds.), Conifer cold hardiness. Dordrecht: Kluwer Academic Publishers). Значит, если говорить про Россию, то это в лучшем случае, регионы от северного Кавказа и южнее. Про Xanthocyparis достоверной информации по понятным причинам (отсутствие наблюдений) нет. Но если судить по его северо-вьетнамским хвойным спутникам, то это при самом оптимистическом прогнозе это будет зона 9, а то и 10. Значит, если говорить про Россию, то это субтропическая оранжерея с переходом в тропическую. Учитывая это обстоятельство, в дальнейшем нам можно было бы обсуждать исключительно каллитропсис, а на ксантоципарисе поставить жирный крест. Но мы воздержимся от такого радикального решения. Понятно, что каллитропсису мы уделим значительно больше внимания, но и ксантоципарис совсем уж обижать не будем. Все-таки это последнее (крайнее) большое открытие хвойной ботаники, да и вид достаточно интересный. Им и продолжим.  

Экология ксантоципариса и состояние его популяции описано в работе Л.В.Аверьянова с соавторами (Averyanov L.V., N.T. Hiep, D.K. Harder, P.K. Loc. 2002. The history of discovery and natural habitats of Xanthocyparis vietnamensis (Cupressaceae). Turczaninowia. 5: 31-39). Xanthocyparis  vietnamensis живет в очень специфических почвенных условиях. Это известковое, карстовое плато, где почва имеет сугубо щелочную реакцию. Положительным отношением к карбонатным почвам Xanthocyparis  напоминает своих ближайших родственников из родов Cupressus и Hesperocyparis. Осадков в этих местах, как уже было сказано выше, выпадает много, особенно летом. Но все эти осадки сразу же стекают в карстовые промоины. Поэтому почва почти всегда остается достаточно сухой. Ксерофитом мы этот вид, конечно, не назовем, но и к мезофитам его отнести вряд ли получится. Xanthocyparis встречается во втором ярусе местных лесов, где доминирует Pseudotsuga brevifolia. Во втором ярусе из хвойных встречаются также Amentotaxus hatuyenensis, Nageia fleuryi, N. wallichiana, Podocarpus brevifolius, Taxus chinensis; из лиственных – виды Acer, Carpinus, Lithocarpus, Quercus, Ulmus, Pistacia, Platycarya.

Взрослые деревья Xanthocyparis  vietnamensis обычно имеют высоту 10-15 при диаметре ствола 40-50 см. На открытых местах у них темно-зеленая нерегулярная широко-пирамидальная или яйцевидная крона. (ссылка на источник фотографии)

Xanthocyparis  vietnamensis даже на территории своего точечного ареала встречается крайне редко. Общее число взрослых деревьев не превышает 100 шт. Это получается 4 шт. на 1 кв. км. Подроста и молодняка еще меньше. Значит, мы имеем дело с конкретно вымирающим видом, который требует срочных мероприятий по охране и воспроизводству. Вьетнамские власти уже озаботились этим вопросом.   

 

 

Xanthocyparis  vietnamensis, как уже было сказано выше, описан совсем недавно. Причем, описание это сделал лучший современный специалист в области хвойной ботаники Aljos Farjon. Приводим его собственноручный рисунок из второго издании книги (A handbook of the world's conifers. 2 vol. Leiden, Boston: Brill, 2017. 1154 p.). В ботанические подробности этого рисунка мы вникать не будем (ну зачем нам эти тропические подробности?!). Обратим внимание лишь на одно редкое явление, характерное для этого растения. Оно показано в левом нижнем углу и обозначено цифрой «2». Как видите, в кроне соседствуют и взаимопереходят два принципиально разных типа морфогенеза: ювенильный и зрелый. При этом в нижней части кроны преобладают ювенильные округлые в сечении побеги с довольно длинными игольчатыми листьями, которые расположены мутовками по 4 шт. В верхней части кроны доминируют зрелые плоские побеги с обычными для кипарисовых чешуйчатыми листьями, расположенными перекрестно-парно. На этом мы с ксантоципарисом заканчиваем и окончательно переходим к каллитропсису.

Итак, Callitropsis nootkatensis. О названиях. По-латыни Calli – красивый (вспомните каллиграфию), tropsis – похожий: получается «красавчик». Nootka – это индейское племя и место, где оно обитало: островок + пролив между этим островком и большим островом Ванкувер на крайнем юго-западе Канады. Здесь ботаники впервые обнаружили и описали этот вид. Английских названий у Callitropsis nootkatensis несколько. И родовых имен, и видовых эпитетов. Они, бывает, независимо комбинируются между собой. Из родовых два относятся к истории его ботанической истории: Cypress (кипарис) и False Cypress (ложный кипарис = кипарисовик). Еще одно - Ceder (кедр): в английской ботанической номенклатуре так называются многие деревья из семейства Cupressaceae. Осовных видовых эпитета даже больше, чем три. Alaska (аляскинский), Nootka (нутканский) и Pacific Сoast (тихоокеанский прибрежный) – понятные, географические. Yellow (желтый) – описательный (ярко-желтая у него древесина). По-русски его раньше называли «кипарисовик нутканский». Как будут называть в будущем, пока непонятно. Думаю, постепенно перейдем на «каллитропсис нутканский».  

Каллитропсис в пределах своего ареала занимает разнообразные местообитания: от морского побережья до границы леса в горах. Он избегает суховатых песчаных почв, отдавая предпочтение влажным тяжелым грунтам в речных долинах. В северной Британской Колумбии и на Аляске он спускается до уровня моря. На фотографии как раз представлен этот фрагмент ареала. Обратите внимание на желто-зеленый цвет хвои (это от очень бедной почвы и яркого света). Главным древесным спутником каллитропсиса в таких условиях является Pinus contorta. Вместе с ней он живет также и на болотах. (ссылка на источник фотографии)

 

 

На продуктивной, хорошо дренированной почве, он участвует в составе насаждений вместе с Picea sitchensis и Tsuga heterophylla, но является здесь второстепенным элементом. (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Доминирует он (вместе с Tsuga mertensiana) на средних по плодородию почвах, т.е. во влажных слегка заболоченных лесах. На снимке низкопродуктивный заболоченный лес из каллитропсиса как раз на острове Нутка, от которого произошло его название. (ссылка на источник фотографии)

 

Растет не быстро, но живет долго. Поэтому вырастает большой. Рекорд (в экологическом оптимуме на о. Ванкувер) – 60 м. Обычная высота 18-36 м. Ствол до 2 метров толщиной. Обычный возраст долгожителей – 1 800 лет. Имеет неплохую древесину ярко-желтого цвета. Местные индейцы делали из нее луки. Древесина очень ценится в Японии, т.к. похожа древесину священного Hinoki Cypress (Chamaecyparis obtusa). (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Крона у каллитропсиса узко-коническая, ветви раскидистые, мелкие веточки свисающие. Даже у молодых деревьев, растущих на полном освещении, крона никогда не бывает сплошным густым конусом. Наоборот, она всегда состоит из отдельных крупных ветвей с просветами почти до самого ствола. С возрастом крона теряет правильную форму, становится иррегулярной. Теневыносливость у каллитропсиса средняя, поэтому средняя и очищаемость ствола от ветвей. (ссылка на источник рисунка)

 

 

 

 

 

 

 

Из-за этих особенностей кроны (фрагментация кроны на отдельные крупные горизонтально ориентированные ветви + ярко выраженная повислость мелких веточек) даже дикий вид выглядит этаким навороченным монструозным культиваром, притягивает взгляд и оставляет яркое впечатление. (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

 

Как у кипарисовиков, побег у каллитропсиса плоский, а листья чешуйчатые, диморфные: фациальные листья ромбические, латеральные – сложены вдвое в плоскости побега. Однако если гладить побег «против шерсти», то он оказывается достаточно колючим (в отличие от кипарисовиков, у которых этого нет). Устьица расположены на обеих сторонах листа, в основном, по его краям. Нижняя (lower) сторона побега почти не отличается от верхней (upper), на нижней стороне нет никаких столь характерных для кипарисовиков белых устьичных полей. По этому признаку каллитропсис похож на кипарисы и хеспероципарисы. (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

Как у кипарисовиков, боковые почки формируются формируются исключительно в пазухах латеральных листьев, поэтому системы ветвления сугубо плоские. В целом, по структуре побегов и ветвей Callitropsis больше похож не на кипарисовики, а на мезоморфные (не из сухого климата) кипарисы (Cupressus funebris, C. caschmeriana) и хеспероципарисы (H. lusitanica).  (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

Как у кипарисовиков, шишки мелкие, с малым (2-4 шт.) числом семян на чешую. В шишках 2-3 пары чешуй (у кипарисовиков 3-6 пар). Шишки, как у хеспероципарисов (американских кипарисов) созревают на 2-й год после опыления (у кипарисовиков – всегда в год опыления). Поэтому на ветвях часто присутствуют две генерации шишек: на фотографии слева – только что опылившиеся, справа – созревающие. Шишки хеспероципарисов обычно раскрываются только после пожара, обеспечивая возобновление. Там, где живет каллитропсис, пожары – большая редкость (из-за очень влажного климата). Его шишки спокойно раскрываются сами, без никаких специальных воздействий.  (ссылка на источник фотографии)

 

 

В отличие от кипарисовиков, в шишках каллитропсиса нет рудиментарной дистальной стерильной пары чешуй, но есть свободный кончик оси шишки, наполненный смолой: так называемая columella. На снимке она хорошо видна у нижней пары шишек. Такой морфологический элемент в северном полушарии у кипарисовых вообще не встречается, а характерен лишь для рода Callitris (из южного подсемейства каллитрисовые). Чешуи у каллитрописа полущитковые (щиток асимметричный, крепится к оси скорее основанием): они мало утолщенные и мало одревесневшие. Это еще одно отличие от хеспероципарисов с их реально щитковыми (крепятся к оси своим центром) сильно утолщенными и сильно одревесневающими чешуями.  (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

 

Семян на чешую мало (2-4), они уплощенные, широко-крылатые. Это явно отличает каллитропсис от хеспероципарисов, к которых семян под чешуей от 5 до 20 штук, они обычно линзовидные или граненые, узко-крылатые. (ссылка на источник фотографии) 

Семена каллитропсиса неплохо прорастают после 30 дней теплой и 30 дней холодной стратификации. Черенки хорошо укореняются.

В садовой литературе каллитропсису чаще всего «дают» 4-ю зону USDA. Это означает, что устойчивость каллитропсиса находится примерно на уровне лучших по этому признаку кипарисовиков: Chamaecyparis thyoides и Ch. pisifera. Вы спросите: почему так «хило»; ведь это Аляска? Верно, Аляска. Но не та, про которую писал Джек Лондон в «Северных рассказах». Это тихоокеанское побережье Аляски с его суперокеаническим климатом, где сколько-нибудь серьезные морозы – большая редкость.

В странах с подходящим климатом, например, в Западной Европе, каллитропсис с середины 19-го века - очень популярное ландшафтное дерево. Ценится за узкую крону и медленный рост. Не так много деревьев, которые сами (без поддержки) растут вертикально, но при этом имеют явно плакучие ветви. У каллитропсиса всё это есть. Он декоративен в солитерной посадке на газоне и различных садово-парковых композициях. приведенный снимок, между прочим, сделан отнюдь не в Великобритании, а в Польше, что отлично показывает климатические возможности данного вида. (ссылка на источник фотографии)

В общем и целом, по своим климатическим, световым и почвенным предпочтениям, следовательно, и по «поведению» в России, каллитропсис больше всего похож на кипарисовики, особенно на кипарисовик горохоплодный, Chamaecyparis pisifera. Мы специально сделали активную ссылку на его страницу, чтобы не повторять еще раз размещенную там информацию.

В Auders, A. G. & D. P. Spicer (2012). Royal Horticultural society encyclopedia of conifers—a comprehensive guide to cultivars and species. Vols 1 & 2. Kingsblue Publishing Ltd., Nicosia, Cyprus; in assoc. with the Royal Horticultural Society, London числятся 44 культивара. Это не много, но и не мало. Самые ценные культивары каллитропсиса – конечно, сильнорослые, сравнимые в этом отношении с диким видом. Но отличающиеся от него формой кроны. По форме кроны у этого вида даже в природных популяциях налицо значительное разнообразие. Есть более или менее обычные, есть явно необычные. Из них наиболее достойны внимания  плакучие.

 

 

 

 

 

Самый известный из плакучих, знаменитый культивар ‘Pendula’. По скорости роста и размеру он не отличается от дикого вида. В благоприятных условиях за 10 лет вырастает до высоты 3 м. Отличие от дикого вида имеет другой «порог повислости». У дикого вида висят только мелкие веточки, у ‘Pendula’ – еще и средние по размеру. Это радикально меняет общий вектор роста, придает дереву нетривиальный облик. (ссылка на источник фотографии)

 

 

 

 

 

Селекционеры продолжают свою работу, ведут отбор. В частности, они еще повысили «порог повислости»: у некоторых клонов висят буквально все ветви: и мелкие, и средние, и крупные. А вертикально растет один лишь главный лидирующий побег. Результат – настоящая «стрела»: культивар «Green Arrow». Оригинатор - Talon Buchholz из Buchholz & Buchholz Nursery, Oregon. USA. Год введения 1984. Исходный экземпляр найден в природе, на о. Ванкувер. (ссылка на источник фотографии)

В Европе дикий каллитропсис и его сильнорослые культивары более или менее устойчивы до линии Прибалтика, Белоруссия, правобережная Украина. В следующей полосе Санкт-Петербург – Москва – юг Европейской России они раз в несколько лет повреждается климатическими факторами и большим полноценным деревом не вырастают. Еще восточнее выращивать каллитропсис как дерево никакого смысла нет. Он если и не погибнет, то будет влачить жалкое существование в виде невразумительного подснежного «кустика». Есть ли у каллитпропсиса низкорослые культивары, способные выживать в суровых российских условиях? Конечно, есть: как и у любого сколько-нибудь затронутого селекцией вида.

 

 

 

 

Старейшему карликовому культивару Callitropsis nootkatensis ‘Compacta” в 2020 году исполнится 150 лет. Его происхождение неизвестно, но, скорее всего, это типичная «ведьмина метла». Этот культивар в средней полосе России устойчив примерно в такой же мере, как устойчивы карликовые культивары кипарисовика горохоплодного. Он вполне может выполнять свою коллекционную функцию, а при надлежащем уходе еще и декоративную.  (ссылка на источник фотографии)

 

 

Чем ниже скорость роста культивара, тем меньше видимые отличия между культиварами разных видов. Это сокращает интерес к совсем уж карликовым культиварам экзотических видов. Как живут у нас среднерослые культивары каллитропсиса? Средне. На фотографии - Callitropsis nootcatensis ‘Tatra’. По названию можно догадаться, что это чешский сорт. Он введен в 1975 F. Machala из питомника Žehušice, отобран из посева. Сорт среднерослый, умеренно компактный, с яйцевидной или широко-конической кроной. Фотография сделана у нас в Томске. Растению 7 лет, из них 4 года оно живет в Сибири. В хорошем месте: умеренно освещенном и безветренном. Высота 45 см, диаметр кроны 80 см. Форма кроны – не характерная для данного культивара: сибирский климат не вызывает у него желания высунуть голову из-под снега. В Средней Европе его высота была бы уже около 1 м, а то и выше. Но и наш сибирский экземпляр выглядит вполне прилично, повреждений пока не имеет, достаточно декоративен. При этом по структуре побега и характеру ветвления он - настоящий каллитропсис. Фото Горошкевича.

Выше было сказано, что Callitropsis репродуктивно совместим с некоторыми видами Hesperocyparis. Самый известных из межродовых гибридов – так называемый Leyland cypress. Поскольку на нашем нет специального места для межродовых гибридов, мы рассказали о нем на странице одного из родительских видов – хеспероципариса. Здесь дадим лишь активную ссылку на эту страницу, дабы не повторять всю информацию еще раз.

Автор С.Н.Горошкевич

Комментарии

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
НОВОСТИ
Мужской апомиксис и суррогатное материнство у Cupressus dupreziana
Новая большая статья про дендроарт: история, терминология
Адаптивная эпигенетическая память открывает новые возможности в интродукции хвойных
Новый рекорд продолжительности жизни у хвойных
ООО "САДиК" - генеральный спонсор Российского общества селекции и интродукции хвойных
БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ
Главная      ::      Тематические рубрики      ::      Таксономические рубрики      ::      База данных      ::      Вопросы      ::      Форум      ::      Регистрация
Российское общество селекции и интродукции хвойных © 2015г
Разработка сайта: Almeria